Мы работаем, чтобы сделать жизнь лучше!

О Федерации

Данные на 25 января 2021

Работникам образовательных учреждений ЗАТО Фокино не выплатили заработную плату за  вторую половину декабря 2020 года и  первую половину января 2021.  Профсоюз готовит обращение в  прокуратуру.

Владивостокская городская профорганизация работников образования требует привести  Постановление администрации г.Владивостока № 5051  от 1.12.2020  в соответствие с нормами Трудового кодекса. По мнению профсоюза, оно лишает педагогических работников владивостокских лицеев и гимназий права на  положенную 15-процентную доплату.

 Сведения о трех смертях и трех тяжелых несчастных случаях  на рабочих месте  поступили в ФППК на минувшей неделе.  

Все три смерти носят так называемый естественный характер. В Уссурийске прямо во время прохождения очередного медосмотра умер 56-летний докер-механизатор  Владивостокской механизированной дистанции погрузо-разгрузочных работ и коммерческих операций ДВ ОАО РЖД.

На "Владивостокском...

Задача номер один для профсоюзов Приморья – борьба за повышение зарплаты и выполнение всех соглашений с социальными партнерами.

Владимир Исаков
Председатель Федерации профсоюзов Приморского края
Главные события профсоюзов Приморья 2016-2020
Игорь Курзо: "Профсоюз необходим, чтобы завтра было кому учить наших детей"

Учителя математики МБОУ СОШ п. Тимирязевский Уссурийского городского округа Игоря Курзо в наступившем учебном году ждут не только ученики, но и новый фронт профсоюзной работы. Он возглавляет Совет молодых педагогов и вместе с коллегами занимается защитой прав и интересов молодых специалистов отрасли.

О его активной профсоюзной позиции говорят благодарности от главы Уссурийского городского округа - за вклад в развитие профсоюзного движения на территории и от Приморской краевой организации профсоюза работников образования - за стремление к саморазвитию и профессионализму.

- Игорь Вячеславович, как решили стать педагогом?

- С детства нравилась математика, друзья и знакомые говорили, что умею просто объяснять сложные вещи, поэтому после школы поступил в Уссурийский педагогический институт.

Виктор Пинский: Порой запятая в законе изменяет судьбы многих людей
Депутат Госдумы от Приморья в интервью ИА PrimaMedia - о своей работе, тесном знакомстве с Олегом Кожемяко и протестах в Хабаровске

О Федерации

«История победившего профсоюза: крайние меры в трудовом конфликте»


12 Мар 2018

День добрый, уважаемые коллеги!

Тема моего выступления - крайние меры в трудовом конфликте. На нашем предприятии в Лучегорском угольном разрезе в октябре 2016 года произошла акция протеста - голодовка. Расскажу, почему это случилось.

В сентябре 2015 года прошла реорганизация акционерного общества «Дальневосточная генерирующая компания». Наш угольный разрез выделили в отдельное юридическое лицо. То есть коллективный договор прекратил свое существование. Мы сели в коллективные переговоры, которые завершились под новый год с очень большим протоколом разногласий. Причина разногласий - отсутствие в новом документе норм и гарантий отраслевого тарифного соглашения. В старом договоре они были, так как мы состояли в АО "ДГК". Но то, что они не вошли в новый, работодатель мотивировал тем, что отраслевое на нас теперь не распространяется.

Конкретного факта, что договор на нас не распространяется, не было. Мы решили все-таки продолжить эти коллективные переговоры после подписания протокола разногласий. И урегулировать эти разногласия.

Однако работодатель, подписав коллективный договор и протокол разногласий, просто начал игнорировать наши предложения сесть за стол переговоров. Просто не приходил на заседания. Работники, естественно, возмущались. Я неоднократно посылал приглашения, но, к сожалению, никакого ответа не было. Поэтому 22 января 2016 года состоялась конференция трудового коллектива, где были утверждены требования к работодателю.

Данные требования были направлены работодателю и согласно главе 61 Трудового Кодекса. 3 февраля начался коллективно-трудовой спор. Согласно той же 61 главе Трудового Кодекса мы создали примирительную комиссию и пошли поэтапно по процедурам. Начиная с посредника, дошли до трудового арбитража. К сожалению, возникли трудности. Не каждый день возникают коллективно-трудовые споры. Именно с арбитражем. Обратившись в инспекцию по труду Приморского края по поводу завершающего этапа примирительных процедур с просьбой предоставить арбитров, мы получили список арбитров. Договариваться с ними нам предложили самостоятельно. Оказалось, что все арбитры заняты. Поэтому я еще раз обратился в инспекцию по труду и пригласил ее участвовать в этом процессе. В итоге, заседание трудовых арбитров состоялось 12 апреля, хотя трудовой спор начался 3 февраля. И согласно все той же 61 главе на все отводится недели две.

Состоялось заседание, приехали арбитры во главе с инспекцией по труду в Приморском крае. Как нам сказали, трудовой спор в принципе неправомерен. И по итогу просто встали, собрались и уехали, даже не был подписан протокол заседания трудовых арбитров. На мои дальнейшие обращения в инспекцию по труду никаких ответов не было. А когда ответ все-таки пришел, оказалось, что нет предмета трудового спора, так как между работодателями и работниками отсутствуют разногласия. Это формулировка именно с ответа. У нас протокол разногласий толще, чем коллективный договор, а они говорят, что у нас нет разногласий. Процесс этого коллективного трудового спора так и не завершился.

Примерно в это же время публикуется федеральное отраслевое соглашение угольщиков. И я обращаюсь к работодателю с новым предложением. Отраслевое энергетиков на нас не распространяется, так как мы уже не энергетики, соответственно давайте принимать условия, которые прописаны у угольщиков. Предлагаем опять вступить в коллективные переговоры. 5 апреля 2016 начинаются коллективные переговоры уже по ФОС угольщиков.

Проходит три месяца, переговоры ни к чему не приводят, коллективный трудовой спор завис. Эти переговоры просто игнорируются. По мнению работодателя, и это отраслевое на нас не распространяется.

27 мая я обратился в РосТруд с жалобой на то, что инспекция по труду в Приморском крае игнорировала нашу просьбу помочь в завершении этого коллективного трудового спора. Запросил также разъяснение - распространяется ли отраслевое энергетиков на нас или нет, потому что на тот момент вопрос был еще открыт. Только в июле, через 7 месяцев после обращения, мне ответили. Сказали, что на нас отраслевое не распространяется.

Мы продолжали настаивать на том, чтобы работодатель сел за стол переговоров, и спор завершился. Я попросил инспекцию по труду в Приморском крае, чтобы они обязали работодателя и приняли в отношении него санкции, предусмотренные КАПом, за задержку коллективных переговоров. В ответе нам было лишь сказано, что будет выписан штраф на три тысячи рублей.

23 июня в профсоюз поступает локалка, которая изменяла премиальную систему. В итоге зарплата у работников понижалась процентов на тридцать, но локалка была отправлена по 372 статье. Я объяснил, что для этого необходимо согласование, которое предусмотрено тем же ФОСом угольщиков. Но зарплаты падают, коллективно-трудовой спор висит, переговоры не завершены.

И все это привело к тому, что 11 октября 2016 началась акция протеста в виде голодовки. Были выдвинуты требования. По итогу этой голодовки сменилось руководство предприятия, были отменены по протесту прокуратуры эти локальные нормативные акты, которые ввелись без согласования нашей организации. Вернули старую систему оплаты труда, которая действует и сейчас. В итоге прошло почти полтора года, на предприятии сокращений практически не было. Семь человек сократили за это время, оплата труда та же самая, задержек нет, коллективный договор выполняется.

Но хочу отметить, что данную акцию протеста организовала не профсоюзная организация, а сами работники. Профсоюз в принципе не может организовывать такие акции, которые угрожают жизни и здоровью людей. Мы естественно их поддержали, находились там с людьми. Хотелось бы, чтобы представители профсоюзных организаций и представители работодателей не допускали таких мер. Мы особенного ничего не требовали, лишь уважения к себе и к трудовому законодательству.

Также хочу обратиться к представителям краевых властей, представителям Государственной думы, руководству профсоюзов России и руководству профсоюзов Приморского края взять на особый контроль ситуацию и работу нашего угольного предприятия. Лучегорский угольный разрез – одно из самых крупных предприятий в Приморском крае. Там работают более двух тысяч человек, годовой объем добычи - пять миллионов тон угля. От этого предприятия зависит жизнь нашего прекрасного поселка Лучегорск.