Мы работаем, чтобы сделать жизнь лучше!

Новости

В Федерацию профсоюзов Приморского края на минувшей неделе поступили сведения о трех смертях на рабочих местах. Все они оказались похожими, все умершие – мужчины.

64-летнего машиниста бульдозера 6-го разряда "Уссурийского предприятия тепловых сетей" обнаружили рядом с кабиной спецтехники без признаков жизни.

39-летний слесарь-ремонтник Спасского филиала компании "Примтеплоэнерго" был найден мертвым - предположительно, скончался от сердечной недостаточности.

Также без признаков жизни в своей каюте был обнаружен 50-летний второй механик компании "Транс Винд Флот".

Представители профсоюзов Приморья участвуют в расследовании этих происшествий.

Данные предоставлены членскими организациями ФППК.

Подробно о ситуации на рынке труда Приморья смотрите в таблице.

Задача номер один для профсоюзов Приморья – борьба за повышение зарплаты и выполнение всех соглашений с социальными партнерами.

Владимир Исаков
Председатель Федерации профсоюзов Приморского края
«Если ты не в профсоюзе – ты не с коллективом», - Екатерина Кухарь

Врач-диетолог Екатерина Кухарь в профессии 42 года. И все это время она трудится в ФКУЗ «Санаторий «Приморье» МВД России, куда  пришла сразу после института.  При этом 19 лет она еще и возглавляла профорганизацию санатория.

Новости

«Урыть» профсоюз?


19 Сен 2012

Дальневосточные Ведомости, 19 сентября 2012, 5:50

Пару месяцев назад «ДВВ» описывали ситуацию в профсоюзе докеров Восточного порта под заголовком «Обыскать профсоюз» — как, не найдя взаимопонимания с профсоюзом, работодатель призывает на помощь полицию. Транспортной полиции Находки пришлось даже «оправдательную» пресс-конференцию созывать. Казалось бы, это должно было послужить для стражей порядка уроком, ведь общественное мнение обвиняло их в заказном характере преследования профлидера. Но нет. Как выяснилось, история повторилась с компанией «Находкинская база активного морского рыболовства» (НБАМР), крупнейшим рыбодобывающим предприятием Дальнего Востока.

Ишь чего захотели!

Сергей Рыжиков уже 30 лет в профсоюзе, ходил в море матросом и мастером добычи, а полтора года назад его избрали на второй срок председателем первичной профсоюзной организации Российского профсоюза работников рыбного хозяйства АО «НБАМР» — одной из крупнейших среди рыбацких профсоюзов России (2 000 членов). На предприятии действовал коллективный договор с ежегодными соцгарантиями работодателя на 20 млн рублей, подписанный предыдущим директором и действующий до 2013 года. А ныне форма управления изменилась, и БАМРом руководит старший брат экс-губернатора Приморья Олег Дарькин. И как поясняет Рыжиков, у них состоялся примерно такой разговор: «Ты мою подпись под колдоговором видишь? Я его не подписывал и исполнять не буду…». Пришлось объяснять через Рострудинспекцию, что колдоговор обязателен к исполнению. Конфликт назрел в феврале, когда Олег Дарькин не желал платить 50 процентов за санаторно-курортное лечение работников (всего-то около 300 тысяч рублей). И это притом что по итогам 2011 года совет директоров принял решение направить на выплату дивидендов более 1,8 млрд рублей — около 84 процентов чистой прибыли за год. В декабре БАМР положил на депозит в банке «Приморье» $ 20 млн. Ну как тут выкроить на лечение рыбакам?

В марте профком предложил начать коллективные переговоры о внесении изменений и дополнений в колдоговор. Речь шла об увеличении вдвое береговой зарплаты (она составляет около 6 тысяч рублей), о том, что общая продолжительность пребывания в море экипажей с учетом отдыха не может превышать 6 месяцев; что комплектация экипажей должна быть 100-процентной (штатных работников не хватает из-за низкой зарплаты); что, согласно колдоговору, работодатель должен оплачивать 85 процентов стоимости путевок в летние лагеря детям работников, что должна выплачиваться премия по итогам года и зарплата должна быть проиндексирована.

Работодатель на переговоры не пошел, а стал настаивать на новом колдоговоре. Пришлось разъяснять с помощью Госинспекции труда, что причин, по которым должен прекратиться действующий колдоговор, не имеется: ни смены собственника, ни реорганизации, ни ликвидации не произошло. И это не подействовало. Первичка обратилась за поддержкой в ЦК Российского профсоюза работников рыбного хозяйства: гендиректор О. Дарькин, мол, в личной беседе открытым текстом дал понять, что ставит цель развалить профсоюз и на производственном совещании заявил, что профсоюз не нужен.

11 мая работодатель осуществил свои намерения, грубо вмешавшись в работу профсоюза: без согласия профкома разослал на суда образцы заявлений о проведении конференции трудового коллектива. 500 человек (люди-то подневольные!) их подписали. Правда, 27 человек, разобравшись, заявления отозвали.

Социально-полицейское партнёрство

БАМРовский спортивный лагерь «Антарес», в котором прошло босоногое детство целого поколения находкинцев, продали в прошлом ноябре, «Сатурн» — 10 лет назад. Дети рыбаков там по-прежнему отдыхают, но путевки «кусаются» — около 20 тысяч рублей. Поэтому по условиям колдоговора сотрудники платили всего 3 тысячи рублей. (15 процентов), а остальное доплачивал работодатель. И вдруг нынешним летом работодатель заявил, что работники должны выкупать путевки за полную стоимость, а потом, мол, им возместят 85 процентов. Многие путевки «не потянули». Так что этим летом вместо 200–220 детей смогли отдохнуть вдвое меньше.

18 июня профком вынес сор из избы через «Интерфакс». Через неделю воспоследовала полицейская реакция: запрос врио замначальника Находкинской транспортной полиции Павла Архарова на копирование всех профсоюзных документов аж за 2,5 года. А это десятки папок с сотнями листов — надо включать на полную мощь печатный станок и тратиться на бумагу в угоду полиции. В связи с чем, чего надо — не сообщили, сказали туманно про «оперативные разработки» — типа, есть заявления от членов профсоюза. Заявления не показали, дата их неизвестна; в профсоюз два, как стало известно, этих члена о том, что стосковались по отчетно-выборной конференции, не обращались, а обратились прямиком в прокуратуру и Трудинспекцию. Сергей Рыжиков просил конкретизировать перечень документов, но безответно. Тогда по его заявлению Трудинспекция провела документарную проверку и выдала работодателю предписание об участии в коллективных переговорах. Тот отчитался, что участвует. А сам, как предполагают в первичке, «активизировал» двух членов профсоюза для обращения в транспортную прокуратуру: почему, дескать, у нас профсоюз отчетно-перевыборные собрания не проводит? И прокуратура приняла заявления к действию! Зам. транспортного прокурора Денис Кравцов направил в профсоюз бумагу, в которой среди прочего есть и такие бессмертные строки: «Каким документом, нормативным правовым актом предусмотрен порядок и сроки проведения конференций, общих собраний профсоюзного органа?». Неужто прокурор не знает, что Трудовым кодексом? Можно бы и в Госинспекции по труду проконсультироваться, она уже пару раз работодателю разъясняла. Среди многих пунктов прокурорского запроса есть и такой: «Кроме того, прошу указать сведения о всех, иных имеющихся в ОАО «НБАМР» профсоюзных организациях, их председателях, месте нахождения и телефонов» (грамматика сохранена). Прямо-таки тайный приказ какой-то, а не прокуратура!

Не успев задать вопросы (они пришли в профком позже даты составления 16 августа), полиция 17 августа в профсоюзе изъяла все документы, начиная с 2006 года. Бухгалтеру зачитали распоряжение, составили реестр изъятого, без акта, без подписей понятых.

Напомним, что БАМР в 2007 году получил от администрации края специальную премию как предприятие с образцовым социальным партнерством. Но, как заявил профсоюзный лидер Сергей Рыжиков, «социальный партнер», заместитель генерального директора Александр Лысенко, якобы сказал ему, Рыжикову, по телефону: «Я тебя урою, ты у меня на нарах сгниешь». И добавил, что сотрудники ФСБ предлагали ему, профлидеру, позаботиться о безопасности, но он опрометчиво отказался.

Узнав, что профсоюзную организацию подозревают в «возможных хищениях денежных средств», ревизионная комиссия Федерации профсоюзов Приморья заранее изучила финансовые документы профсоюза и не обнаружила нарушений в действиях председателя профкома. Зато нарушений в действиях работодателя — хоть отбавляй. Рабочие места на БАМРе — это суда, которые находятся в рейсе. Связь с ними может осуществляться только через специальную службу, которая в определенный момент получила указание прекратить передавать на суда информацию от профсоюза. Из-за нажима работодателя и дискредитации профлидера 60 человек в нынешнем году уже вышли из профсоюза.

***

Предложения убраться за проходную только за последнее время получили профсоюзы «Разреза Лучегорский», ЗАО ГХК «БОР» в Дальнегорске, «Восточного порта» в порту Восточном. Тенденция?! Две недели назад БАМРовский профлидер обратился в ФСБ с заявлением о том, что работодатель составил проект колдоговора, минуя комиссию, и о том, что транспортная полиция с прокуратурой давят на профсоюз в интересах угоду администрации, пытаясь обнаружить хоть какие-то нарушения, и в этом усматриваются признаки коррупции.

Ирина АНГАРСКАЯ



Источник: Дальневосточные ведомости