Мы работаем, чтобы сделать жизнь лучше!

О Федерации

Данные на 30 ноября 2020

Профсоюз работников культуры Приморского края не согласен с проектом приказа об утверждении примерного положения об оплате труда работников отрасли. Документ гарантирует увеличение зарплаты не всем категориям работников. Свои замечания профсоюз направил в министерство культуры Приморского края.

Большая часть педагогов Владивостока в ноябре 2020 г. не получила компенсацию услуг ЖКХ. Как выяснил профсоюз, задержка произошла из-за корректировки бюджета, и в декабре работники получат компенсацию сразу за два месяца. 

После придания профсоюзом публичной огласке информации о готовящемся массовом высвобождении 60 работников приморского подразделения "Дальневосточного производственно-геологического объединения" и обращении в прокуратуру работодатель отменил приказ о сокращении штата. 

"ЛОТТЕ Отель Владивосток" продлил режим неполной рабочей недели до 31 декабря 2020 г. На предприятии трудятся 150 человек.

Две смерти зарегистрированы на предприятиях Приморья...

Задача номер один для профсоюзов Приморья – борьба за повышение зарплаты и выполнение всех соглашений с социальными партнерами.

Владимир Исаков
Председатель Федерации профсоюзов Приморского края
Вести:Приморье. Интервью с Владимиром Исаковым об итогах 2019 года
Владимир Исаков: "Мы продолжаем бороться за рост благосостояния работающих приморцев"

Для профактивистов региона осень 2020-го богата на события и даты. Федерации независимых профсоюзов России сегодня исполняется 30 лет, легальной работе профобъединений в России - 115, а профсоюзы Приморья подвели итоги пятилетней работы и выбрали лидера.

О профсоюзных достижениях в Приморье и России, главной задаче организации, влиянии пандемии и планах на новую пятилетку рассказывает вновь избранный председатель ФППК Владимир Исаков.

- Владимир Владимирович, каковы главные итоги?

- Если говорить о достижениях, то за последние пять лет самая значимая победа профсоюзов на федеральном уровне – повышение минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума (ПМ).

Госдума во втором чтении приняла закон, который защищает права работников ликвидируемых предприятий
Pinskiy.ru, 23 июня 2020, 15:20 Работодатель, который ликвидирует предприятие, не сможет завершить эту процедуру, пока не предоставит документы о том, что выплатил работникам зарплату и все, что должен по Трудовому кодексу

О Федерации

Пинский на РСН: Предприятия сокращаются – люди уезжают


7 Май 2016

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России рассказал о том, как защищают «человека труда» и какой должна быть минимальная зарплата

Д. НАДИНА: Всем добрый вечер! Гость сегодняшней программы – Виктор Пинский, председатель комитета ГД по Регламенту и организации работы Государственной Думы. Кроме того, он секретарь Федерации независимых профсоюзов России. Здравствуйте, Виктор Витальевич!

В. ПИНСКИЙ: Здравствуйте, Дарья!

Д. НАДИНА: Давайте начнём с демонстрации на первое мая. Вы к ним имеете прямое отношение. Именно Федерация независимых профсоюзов России их организовывала. На митинги вышло 2,5 млн человек, да?

В. ПИНСКИЙ: По всей России примерно 2,5 млн человек.

Д. НАДИНА: На Пасху в храмы пришло 4 млн человек, сами, добровольно, их никто не звал, не давал флаги. Значит ли это, что церковь, религия, духовное всё-таки побеждает партийную организацию?

В. ПИНСКИЙ: Профсоюзы – не партийные организации. Если говорить о демонстрации, о совмещении этих праздников, то я считаю, что и в храмы, и на демонстрацию пришло большое количество людей. Если судить по приморскому краю, где я принимал участие в демонстрации, то в этом году намного больше вышло людей – 55 тысяч. Много людей было и в храмах.

Д. НАДИНА: Для чего нужно проводить первомайские демонстрации в наши дни? При советской власти был смысл это делать, а сейчас?

В. ПИНСКИЙ: Если вспомнить историю, то 1 мая 1886 года рабочие организовали забастовку с требованием установить 8-часовой рабочий день. Это было в Чикаго. Забастовка закончилась кровопролитием. С тех пор этот праздник отмечается как международная солидарность трудящихся. Сейчас он у нас называется праздник весны и труда, но профсоюзы его называют именно праздником международной солидарности трудящихся. Для профсоюзов это не просто праздник, это возможность и право выйти и выдвинуть свои лозунги, свои требования, обозначить те проблемы, которые сейчас волнуют людей труда.

Д. НАДИНА: Смотрите, в светское время у профсоюза была чёткая цель и назначение. Профсоюзы давали путёвки. Я недавно была в Сочи. По профсоюзным путёвкам все учителя, все металлурги приезжали в этот замок, сейчас это гостиница. В прошлом профсоюзный дом отдыха, сейчас там тоже гостиница. В советское время цель профсоюзов была ясна и понятна.

В. ПИНСКИЙ: Вы не правы, не было такой цели в советское время. Всё время у профсоюзов одна цель – защищать человека труда. Что касается санаториев и т.д. – это немного другое. Если посмотреть, с какими лозунгами мы сейчас вышли на демонстрацию, то они как раз говорят о том, что мы против повышения налогов, против повышения цен, а за то, чтобы увеличивались зарплаты, увеличивались пенсии - основной лозунг профсоюзов на первое мая в этом году. Сейчас перед профсоюзами стоит такая же цель, мы занимаемся защитой прав трудящихся, в том числе и оздоровлением. Остались санатории в профсоюзах – это тоже одна из функций.

Д. НАДИНА: Вы – депутат Госдумы?

В. ПИНСКИЙ: Да.

Д. НАДИНА: «Единую Россию» представляете?

В. ПИНСКИЙ: Да.

Д. НАДИНА: Именно Вы, будучи депутатом Госдумы, голосуете за бюджет, в котором установлены расходы бюджета на пенсии и на все другие социальные выплаты. Когда пенсии, другие социальные выплаты ниже инфляции, претензия к Вам. Это прежде всего Ваша ответственность, потому что Вы это приняли. Я не очень понимаю эту двойственность: с одной стороны, Вы говорите: «Мы вышли с лозунгами. Мы – за всё хорошее, против всего плохого»; с другой стороны, Вы – тот самый депутат, который голосует за этот самый бюджет, который не позволяет повысить пенсии и снизить налоги. Как это работает?

В. ПИНСКИЙ: Вы понимаете, что фракция «Единая Россия» голосует консолидировано. Все вопросы, касающиеся бюджета, пенсии, социальных пособий обсуждаются на фракции. И мы, депутаты, которые представляют профсоюзы, как раз и отстаиваем это. Бывает, порой, не получается, но есть партийная дисциплина и консолидированное голосование, поэтому мы и вынуждены за это голосовать. У нас есть своё мнение, мы это мнение высказываем, выражаем в инициируемых законопроектах. Буквально недавно инициирован законопроект депутатами от профсоюзов, касающийся того, что в коллегиальных органах предприятия должны быть представители работников с правом совещательного голоса, это как раз профсоюзы.

Для чего это нужно? Я могу на примере одного предприятия это рассказать. Когда принимается решение об увольнении 1,5 тысяч человек из государственных предприятий. Работники об этом узнают только тогда, когда они получают уведомление, то есть работники не участвуют в жизни предприятия, их не допускают. Они не знают, как будет развиваться предприятие, не участвуют в финансово-хозяйственной деятельности предприятия, поэтому такой проект родился. Сейчас мы будем его отстаивать для того, чтобы именно представители работников принимали участие в финансово-хозяйственной деятельности, поскольку они вносят свой вклад в производство, имеют на это право. Это очень интересный закон, его инициировали депутаты фракции «Единая Россия», которые имеют отношение к профсоюзам.

Д. НАДИНА: Чем сейчас профсоюзы занимаются? Расскажите на примерах, когда профсоюзы спасали какого-то конкретного человека. Смогли ли профсоюзы что-то сделать, например, в случае задержки затрат на «Восточном». Мы сами держали связь с сотрудниками, которые работали там – месяцами не получали зарплату. Главным героем был один из наших слушателей, прекрасно знаете эту историю. Повариха, которая на стройке «Восточного» неделями, месяцами не получала зарплату, в чудовищных условиях находилась. Где, объясните мне, профсоюзы в этот момент?

В. ПИНСКИЙ: Мне сложно сказать про «Восточный», поскольку не знаю, была ли там профсоюзная организация. Я Вам могу рассказать про предприятие на территории Приморского края, которое получило помощь профсоюза, про которую Вы спрашиваете. Я являюсь депутатом от Приморского края, 10 лет возглавлял профсоюз Приморского края, профессионально этим занимался. Если рассказать о громких вещах, то это посёлок Светлогорье. Это было лет 8 назад, когда голодал целый посёлок, была объявлена голодовка, потому что не выплачивалась заработная плата. Только благодаря профсоюзу мы смогли обратить внимание власти, вмешался президент.

Тогда было принято беспрецедентное решение: администрация Приморского края взяла это предприятие в аренду. Сохранился посёлок, сохранилась работа, потом открылись новые рабочие места. Этот посёлок живёт и здравствует в настоящее время.

Есть предприятие «Гор» в Дальнегорске, 600 км от Владивостока, в котором уже 8 лет зарплата выплачивается только благодаря профсоюзам. Она постоянно задерживается, раньше не выплачивалась месяцами. Только благодаря профсоюзной организации, благодаря Федерации профсоюзов Приморского края, благодаря освещению этого события в СМИ, разговорам с властями, президентом мы смогли стабилизировать ситуацию, и работники там получают зарплату в настоящее время.

Что касается конкретных лиц, сложно говорить о помощи конкретному лицу, поскольку их очень много. Мы в основном, конечно, занимаемся предприятиями побольше, когда к нам обращаются целые коллективы. Там, где есть профсоюзные организации на предприятиях, там мы добиваемся того, чтобы стабилизировать ситуацию. Про учреждение, которое увольняет 1,5 тысячи человек, я вам рассказал. Мы смогли заставить власть сесть за стол переговоров, смогли в каждую комиссию включить представителей работников от профсоюзов, где будет решаться вопрос в случае освобождения, переобучения, трудоустройства высвобождаемых работников, то есть каждый человек, который будет увольняться, будет трудоустроен, либо переобучен и потом трудоустроен.

Это основная работа, которая позволяет профсоюзам, например, в Приморском крае делать так, чтобы сохранять там рабочие места, чтобы люди туда не уезжали.

Д. НАДИНА: Последние два года из-за кризиса серьёзно пострадала отрасль машиностроения. Неоднократно нам звони слушатели, у меня тоже есть несколько личных историй, когда людям сокращали рабочий день, рабочую неделю. Вместо 5 дней они работали 3 дня, кто-то – 2 дня. Соответственно, они получали урезанные зарплаты. Такое происходило по всей стране, практически из любого региона мы получали жалобы от работников данной отрасли. Вы много жалоб получали, связанных с сокращением рабочего времени работников машиностроения? Что Вы сделали?

В. ПИНСКИЙ: В Приморском крае нет машиностроения, но роль профсоюзов в период кризиса усиливается. Вы сами понимаете: предприятия закрываются, сокращаются рабочие места, люди увольняются, естественно, поступает очень много жалоб, и роль профсоюзов важна, как никогда, для того, чтобы сохранить эти рабочие места. Мы уже не говорим о том, чтобы открыть новые, а говорим о том, чтобы сохранить эти рабочие места, чтобы люди не увольнялись.

Жалоб поступает много. Ещё раз говорю: я не могу сказать про машиностроение, поскольку таких жалоб не помню, но жалоб, касающихся невыплат, задержек заработных плат и сокращений, поступает много, именно сейчас. Мы на все эти жалобы реагируем и, во-первых, делаем таким образом, чтобы соблюдались права трудящихся, во-вторых, делаем всё возможное, чтобы сохранить эти рабочие места на территории. Это очень важно, потому что идёт отток населения, низкая заработная плата, плохие условия труда.

Д. НАДИНА: Давайте ответим на несколько вопросов слушателей. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Из Москвы приходит информация, что на демонстрацию 1  мая сгоняли насильно, и места в самой демонстрации можно было продать за 1000 рублей. То есть, люди готовы были заменить человека, которого обязали прийти на демонстрацию. Правда ли это?

В. ПИНСКИЙ: Странный вопрос. Конечно, не правда, такого быть не может. Все люди у нас приходят на демонстрацию с удовольствием, и этот праздник отмечается во всех городах России. Участие в празднике добровольное, никто никогда не сгонял, по крайней мере, мне такие факты неизвестны. А продажа возможности не ходить на демонстрацию – это вообще странно.

Д. НАДИНА: Я Вам сейчас расскажу такой факт: когда я училась в школе в 11 классе, нас 1 мая вели на демонстрацию организованно. Просто сказали, что надо прийти на демонстрацию, и мы все пошли, вместе с учителем. Вся школа пошла.

В. ПИНСКИЙ: Я допускаю, что такие случаи могут быть или были, но лично мне такие факты неизвестны. Я Вам ещё раз скажу, возвращаясь к Приморскому краю, потому что я оттуда и он мне ближе: я там принимал участие в первомайской демонстрации, и люди с удовольствием идут на праздник семьями, с детьми, с шарами. Особенно это интересно нашему поколению, которое застало СССР, потому что это такая ностальгия. Я вспоминаю, как сам ходил, как меня отец водил на демонстрации, и сейчас с удовольствием хожу. Сейчас я хожу туда и профессионально, чтобы выразить те недовольства людей труда, которые сейчас имеют место быть. Наверное, это перегибы на некоторых местах, перегибы руководителей, чтобы отчитаться за численность. Возможно, но мне такое неизвестно.

Д. НАДИНА: Сообщение от слушателя: «Сотрудников «Мосметро» в обязательном порядке бесплатно отправляли, по два человека от отдела». Ещё одно сообщение: «В 2014-2015 году при закрытии больниц в Москве врачам предлагали работу санитарами, техниками. Для примера, оперирующему гинекологу предложили работу стоматолога. Проблему стали решать только после выступления профсоюза».

В. ПИНСКИЙ: Я Вам скажу, что в настоящее время профсоюз – это единственная организация, которая профессионально защищает человека труда. Нет больше таких людей и организаций, которые делали бы это профессионально. Я понимаю, что можно одному человеку помочь. А мы оказываем помощь заводам, коллективам. Есть масса примеров, когда мы отстояли работу людей на предприятиях, которые закрывались. Это действительно хорошая организация.

Д. НАДИНА: Давайте примем ещё один звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Вы сейчас говорите, что выходите на демонстрации с требованием повысить зарплаты, пенсии и прочие, правильно?

Д. НАДИНА: Да, всё правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: А прикажет партия забыть, и Вы забыли. Как Вы это объясните?

В. ПИНСКИЙ: Никто не прикажет забыть. Партия тоже за это выступает.

Д. НАДИНА: Вы же только что говорили о том, что у вас есть субординация и партийное плечо.

В. ПИНСКИЙ: Я просто сказал, что есть вопросы, которые голосуются консолидировано. Есть моменты, с которыми профсоюзы не согласны, но, поскольку мы являемся членами партии, то мы обязаны голосовать, потому что есть партийная дисциплина. Но внутри партии мы всё-таки отстаиваем свою позицию и доказываем её. Часто партия прислушивается к нашим доводам и поддерживает нас. Это нормальная работа в Государственной Думе.

Д. НАДИНА: Ещё один звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Очень интересно, занимаются ли профсоюзы упорядочиванием, скажем так, зарплат руководителей, которые не на один порядок больше, чем среднестатистическая по организации?

В. ПИНСКИЙ: Конечно, занимаемся. Мы поддерживаем закон, который недавно был принят, о соотношении зарплат руководителей и работников. Там установлено существенное ограничение. Я Вам скажу, что все законы, которые инициируют профсоюзы или инициирует наше правительство, касающиеся социально-трудовых отношений, обсуждаются на площадке трёхсторонней комиссии, где присутствуют власть, объединения работодателей и профсоюзы. Там идёт серьёзная борьба, где мы отстаиваем свои позиции, где мы бьёмся за то, чтобы эти законы были действительно полезны для людей труда.

Д. НАДИНА: А к принятию МРОТ вы тоже имеете отношение?

В. ПИНСКИЙ: Да, конечно.

Д. НАДИНА: Почему у нас в стране такой маленький МРОТ?

В. ПИНСКИЙ: Я думаю, что, если бы не профсоюзы, он бы был ещё меньше.

Д. НАДИНА: Это сколько же? Бесплатная рабочая сила, рабский труд?

В. ПИНСКИЙ: Если Вы посмотрите лозунги профсоюзов, то увидите, что мы бьёмся за минимальный размер оплаты труда, его повышение и приравнивание МРОТ к прожиточному минимуму.

Д. НАДИНА: Бьётесь-бьётесь, а ничего не происходит.

В. ПИНСКИЙ: Почему? У нас с 1 июля на 20% повышается минимальный размер оплаты труда. Скажите, когда в последний раз он на столько процентов повышался?

Д. НАДИНА: А реальная инфляция у нас какая?

В. ПИНСКИЙ: Согласен, она больше. Не всё получается, но я ещё раз говорю, что сейчас мы добились повышения на 20%. Раньше повышение составляло 5-10%, не больше.

Д. НАДИНА: Потому что инфляция была другая. Сейчас реальная инфляция в 2-3 раза выше, поэтому так и повышается, нет? Это же логично.

В. ПИНСКИЙ: Не настолько логично.

Д. НАДИНА: Хорошо. Примем ещё один звонок. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Я работаю в крупной строительной компании. 1-го числа у меня, в принципе, был выходной, но пришлось появиться на работе на одном из объектов. Сегодня узнал, что надо написать объяснительную о том, почему не пришёл на парад. Но это не страшно. У нас пятидневка, но в субботу автоматически надо приезжать, потому что руководство приезжает.

В. ПИНСКИЙ: А на Вашем предприятии есть профсоюзная организация?

СЛУШАТЕЛЬ: Вряд ли, а если и есть, то они ничего не знают. А если, не дай бог, с человеком что-нибудь случится, например, в ночное время, то скажут, что это было не на работе.

Д. НАДИНА: Да, это известная история.

В. ПИНСКИЙ: Если на предприятии нет профсоюзной организации, то всё это осложняется. Дело в том, что в таких организациях как раз и нарушаются права трудящихся. Если есть профсоюзная организация, и работодатель ведёт социально ответственный бизнес, то там порядок. Я могу привести массу примеров, когда профсоюзная организация отсутствует на предприятиях, и эти предприятия прекращают свою работу, люди выгоняются. Их некому защитить.

Я расскажу про одну известную компанию в Приморском крае. Это большая мостостроительная компания, там много людей работало. Она строила вот эти знаменитые мосты во Владивостоке. Где-то лет 6 назад, когда я был председателем Федерации профсоюзов, я приехал туда и начал разговаривать с руководителем о том, чтобы создать там профсоюз. Он говорит: «Не надо нам ничего создавать, у нас есть свой профсоюз». Но это не профсоюз, это касса взаимопомощи: подарки подарить и так далее, совсем другая работа. Сейчас руководитель этого предприятия в тюрьме, все люди потеряли работу, компании нет.

Д. НАДИНА: А был бы профсоюз, он бы не сел?

В. ПИНСКИЙ: Был бы профсоюз – всё было бы по-другому. Он бы, может быть, и сел, но предприятие сохранилось бы. Я могу назвать ещё одно предприятие, которое гремит на всю Россию – «Радиоприбор» в городе Владивостоке, где 8 месяцев не получают зарплату. Там нет профсоюзной организации. В своё время мы тоже добивались её создания там, но работодатели нам не дали. Это только два примера, а их по стране, наверное, очень много.

Д. НАДИНА: А депутаты Госдумы разве не должны мониторить такие ситуации, и разве это не обязанность государства – помогать тем работникам, которые были обмануты их работодателем?

В. ПИНСКИЙ: Это, естественно, задача государства.

Д. НАДИНА: Значит, государство не справляется, если они 8 месяцев сидят без денег?

В. ПИНСКИЙ: Это частное предприятие. В отношении руководителя этого предприятия возбуждается уголовное дело. Если есть какие-то нарушения, то, естественно, правоохранительные органы и государство в итоге вмешиваются.

Д. НАДИНА: Смотрите, что происходит: вот есть банк, у которого какая-то дыра в капитале, своровали кучу денег, вывезли за границу. Что делает Центробанк? Он спасает этот банк. Почему в таком случае государство так же не спасает предприятия и людей, которые там работают, которым надо семьи кормить?

В. ПИНСКИЙ: Государство спасает, но спасает по-своему.

Д. НАДИНА: Вы только что привели примеры, когда государство никого не спасло и не помогло никому.

В. ПИНСКИЙ: Предприятия сокращаются – люди уезжают. Их трудоустраивают на другие предприятия. Но это же всё не просто, не сразу, понимаете? Лучше, конечно, провести какие-то превентивные меры, чтобы это предприятие сохранить.  

Д. НАДИНА: Приходит много сообщений. В частности, пишут, что вся Европа 1-го мая протестовала против условий работы, а наши – ликовали. Чем это объяснить?

В. ПИНСКИЙ: Если посмотреть на лозунги, которые несёт колонна какой-нибудь федерации профсоюзов, то они действительно протестуют: они против повышения налогов, против цен. А у остальных, возможно, всё хорошо, и они радуются. Ещё раз повторю, что цель профсоюзов – это, прежде всего, донести позицию людей труда и то, что их беспокоит.

Д. НАДИНА: Слушатель пишет: «Все депутаты приходят и все недовольны принимаемыми решениями в Думе, но никто ничего сделать не может». Ещё одно сообщение: «Наш профсоюз работает только как организатор туристических путёвок. Сама была предцехкомом – ничем мы, к сожалению, рабочим не помогали».

В. ПИНСКИЙ: Я могу сказать, что Вы сами избирали председателя этой цеховой организации, поэтому поменяйте его, пусть у Вас будет другой председатель.

Д. НАДИНА: Вопрос от слушателя: «Как можно защищать права трудящихся, состоя в партии, представляющей олигархат, миллионеров и монополистов? Вы должны быть, как минимум, в «Справедливой России».

В. ПИНСКИЙ: Я не хочу быть в «Справедливой России». Я – профсоюзный депутат и прежде всего им себя считаю.

Д. НАДИНА: Давайте ответим ещё на пару вопросов и потом пойдём дальше, к другим темам. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Я работаю в металлургической промышленности. Когда был пик кризиса, то у нас 15 человек выгнали просто так, ни за что, по соглашению сторон хитростью заставили подписать. А когда у меня была дикая травма, с огромными потерями, то от профсоюза не дождалась ни копейки. Как это объяснить?

В. ПИНСКИЙ: А Вы были членом профсоюза?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, у нас это очень хитро: начальники получают путёвки, а нам последние годы ничего не оплачивали. Но, вроде как, профсоюз есть, специальный человек сидит.

Д. НАДИНА: Интересная ситуация. Такое тоже часто бывает: вроде есть профсоюз, какой-то человек сидит, какие-то даже взносы иногда собирают, а при этом не очень понятно, состоишь ты в профсоюзе или нет.

В. ПИНСКИЙ: Сложно ответить по этому частному случаю, поскольку в нём надо разбираться, есть много составляющих. Если Вы сами не знаете, состоите Вы в профсоюзе или не состоите, то это, прежде всего, зависит от Вас. Вы должны знать и интересоваться, Вы должны понимать, платите Вы членские взносы или нет, высчитываются они из Вашей зарплаты или нет. Если Вы – член профсоюза и платите членские взносы, то имеете право на защиту, профсоюз должен Вас защищать. Если он этого не делает, то такие лидеры просто меняются. Этот вопрос можно обсудить с вышестоящей организацией. Обратитесь ко мне, разберёмся.

Д. НАДИНА: Возвращаясь к МРОТ, у нас, если верить отчётам государственных чиновников, 20 миллионов бедных в стране. Очень многие из этих бедных работают пятидневку, полный рабочий день, но, тем не менее, получают минималку. На эту минималку, разумеется, очень сложно, например, матери-одиночке двоих детей прокормить. Получается, что она впахивает, как лошадь, а всё равно бедная, и у неё нет ни единого социального лифта, чтобы из этой нищеты вырваться. К Вам вопрос, и как к представителю профсоюзов, и как к депутату Госдумы: когда всё это кончится, и не кажется ли Вам, что, если у нас такая угрожающая ситуация, и в стране есть 20 миллионов бедных, не считаете ли Вы это своей виной? Ведь Вы состоите в партии власти, которая у нас существует с 2000 года.

В. ПИНСКИЙ: Так мы говорим о партии власти или о профсоюзе?

Д. НАДИНА: И то, и другое.

В. ПИНСКИЙ: Я Вам скажу, что если бы у профсоюзов были возможности и полномочия самим устанавливать минимальный размер оплаты труда, то, думаю, он бы был равен прожиточному минимуму, за что мы бьёмся уже довольно длительное время. Не всегда профсоюзам удаётся добиться того, чтобы их требования были удовлетворены. Я скажу, что раньше у профсоюзов было побольше полномочий, был другой закон о профсоюзах. Сейчас он изменён.

Д. НАДИНА: А кем изменён?

В. ПИНСКИЙ: Теми, кто принимает законы, то есть, Государственной Думой.

Д. НАДИНА: То есть, Вами?

В. ПИНСКИЙ: Может, до меня.

Д. НАДИНА: А Вы разве не читаете документы, за которые голосуете?

В. ПИНСКИЙ: Я-то читаю, но закон был изменён, возможно, не в этом созыве, а ещё в те, далёкие времена. Поэтому ещё раз хочу повторить, что наши требования понятны всем, но иногда нас не поддерживает правительство, депутаты, и не только от фракции «Единая Россия».

Д. НАДИНА: Что толку кивать на другие фракции? Их там три с половиной человека, они только сидят и друг другу интервью раздают. Они разве принимают какое-то участие? К нам приходят депутаты из «оппозиционных» фракций и говорят: «Мы целыми днями пишем хорошие законопроекты, а «Единая Россия» ничего не пропускает». Вам же не надо спрашивать их мнения, чтобы закон принять. Вы это сами можете сделать.

В. ПИНСКИЙ: Пусть они выиграют выборы, их станет большинство, и они будут принимать законы. Какие проблемы-то? У нас же проходят выборы, это борьба.

Д. НАДИНА: Справедливо. Но это же внутренний разрыв: с одной стороны, Вы – профсоюзный, рабочий человек, близки к народу, а с другой стороны, Вы – депутат, который должен действовать по указке партии. Это тяжело?

В. ПИНСКИЙ: Тяжело. Честно могу сказать, что бывают некоторые непонятные моменты. Возможно, внутри я и против них, но понимаю одно: если не будет консолидированных вещей, то мы вообще ничего не примем в Государственной Думе. Мы должны доказывать нашим же однопартийцам, что нужно делать так и так. Это обычная работа, она такой и должна быть, и это правильно.

Д. НАДИНА: Сейчас идут праймериз в Соединённых Штатах, и мы с большим увлечением наблюдаем за их предвыборной гонкой. Там так всё внезапно. Действительно, душа изголодалась по внезапности и неожиданности. У нас ведь тоже свои праймериз скоро?

В. ПИНСКИЙ: Они 22-го числа уже закончатся.

Д. НАДИНА: Вы тоже в них принимаете участие?

В. ПИНСКИЙ: Да, принимаю.

Д. НАДИНА: Расскажите, зачем вообще нужны праймериз?

В. ПИНСКИЙ: В том виде, в котором они сейчас проходят, они нужны. Раньше это было по-другому: эта была кулуарная борьба между членами партии. Сейчас партия проводит расширенные, открытые праймериз, и любой человек может прийти на участок и проголосовать за любого кандидата. Партия может поддержать и беспартийного, и однопартийца. Главное, что мы дали возможность людям самим подсказывать партии, кого они поддерживают. Я думаю, это будет более качественный отбор депутатов Государственной Думы, законодательных собраний. Такого никогда у нас не было. К праймериз все относятся очень серьёзно, все волнуются. Я сам волнуюсь, почти весь край объездил, сейчас опять поеду встречаться с людьми и агитировать их приходить на праймериз, потому что от того, какое мы место займём, зависит, поддержит нас партия на выборах или не поддержит. Эта борьба очень конкурентная, интересная. Знаете, это такие минивыборы, все сейчас занимаются выборами. Они как полноценные, но чуть-чуть уменьшенные, потому что у нас работает не 100% счётных участков, а всего 20%.

Д. НАДИНА: Ваш регион, как правило, кого поддерживает на выборах? Какова процентная расстановка, за какую партию голосуют активнее?

В. ПИНСКИЙ: За «Единую Россию».

Д. НАДИНА: И сколько процентов она, как правило, получает?

В. ПИНСКИЙ: Как правило, 50% и более.

Д. НАДИНА: А вторые по очереди – коммунисты?

В. ПИНСКИЙ: Да, коммунисты, потом ЛДПР, «Справедливая Россия».

Д. НАДИНА: А Вы кого считаете главными конкурентами? Коммунистов, «Справедливую Россию», ЛДПР?

В. ПИНСКИЙ: Я не вижу конкурентов.

Д. НАДИНА: Мы с Вами уже ушли от этой темы, но здесь жалобы приходят, много сообщений. В частности, слушатель пишет: «Работаю в «МОЭСК», сокращают рабочих, а обязанности передают оставшимся. Переработки не оплачиваются. С руководством встречались: в присутствии профсоюза прямо говорят, что денег нет. Обратите внимание на это». А Вы можете, если жалобы поступают, как-то разбираться?

В. ПИНСКИЙ: Конечно, можем и разбираемся. Просто эта организация понятно кому принадлежит, мы просто переадресуем нашим московским коллегам, на чей отраслевой профсоюз это замыкается, и они будут разбираться.

Д. НАДИНА: Вы не против принять ещё пару звонков?

В. ПИНСКИЙ: Без проблем.

Д. НАДИНА: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Я отвечу на ранее заданный вопрос о том, почему представители профсоюза в системе олигархата защищают рабочих. Так вот, это связано с процессом перехода права на профсоюзную собственность в 90-е годы, то есть, санатории, пансионаты, жилые фонды.

Д. НАДИНА: Мы прекрасно понимаем, о чём Вы говорите. Мы все помним про приватизацию, про залоговые аукционы. Давайте не будем про это.

Я хочу задать вопрос про Крым, потому что Вы имеете к нему прямое отношение, ездите туда довольно часто и за референдумом наблюдали, когда он там проходил.

В. ПИНСКИЙ: Да-да.

Д. НАДИНА: То есть, можно сказать, что все эти два года Вы курируете Крым?

В. ПИНСКИЙ: Да, я курирую Крым по партийной линии, потому что у нас там тоже есть партия «Единая Россия», мы её там создавали, поэтому я там часто бываю.

Д. НАДИНА: Те планы, которые ставили перед собой два года назад, сегодня все реализованы, если говорить о Крыме?

В. ПИНСКИЙ: Они реализуются. Может, не так быстро, как нам бы хотелось, но главное я вижу в том, что те социальные обязательства, которые были и которые президент обещал сохранить – сохранены. То есть, не стало хуже. Действительно, сложно с отношением Украины к «своим» людям, которые живут в Крыму, зимой всё сложно происходило. Вы знаете, что были теракты, люди сидели без света, неделями не ели горячую пищу. Сейчас там всё нормально. Я Вам скажу, что люди готовы терпеть, лишь бы не было войны.  

Д. НАДИНА: Как Крым будет отмечать 9-е мая?

В. ПИНСКИЙ: Я думаю, как всегда – с размахом, особенно Севастополь. К сожалению, у меня не получается побывать там на параде, хотя я и хотел бы. Севастополь – это город воинской славы, и этот праздник там отмечается очень красиво, очень массово, очень много людей. Я думаю, вся страна будет на это смотреть.

Д. НАДИНА: По традиции мы запускаем голосование среди слушателей: поддерживаете ли вы Виктора Пинского или против него? Если говорить о партийной жизни Крыма, то мы как-то мало внимания этому уделяем, но любопытно, как она там протекает. Когда я там была, я видела много плакатов: то там, то сям лицо Зюганова, лицо Жириновского.

В. ПИНСКИЙ: В Крыму представлены все партии. Партийная жизнь протекает так же, как и везде – конкурентно. Мы знаем, что два года назад в Крыму прошли выборы, победила партия «Единая Россия». Там работают также и другие наши партии – «Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР. То есть, такая же ситуация, как и у нас. Крым интегрировался в Российскую Федерацию.

Д. НАДИНА: Есть там живая партийная жизнь?

В. ПИНСКИЙ: Конечно.

Д. НАДИНА: А много людей вступило в партии?

В. ПИНСКИЙ: Много.

Д. НАДИНА: Они принимают какое-то активное участие?

В. ПИНСКИЙ: Я Вам скажу, что люди там осознанно вступают в партии, а не просто так. Партия «Единая Россия» там очень много помогает и плодотворно работает. Вообще, партийная организация в Крыму и Севастополе очень большая.

Д. НАДИНА: Давайте примем ещё пару звонков. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Я очень долго состояла в профсоюзе – с 1957 года по 2012 год. Была активным профсоюзным деятелем, но после тяжёлой операции я оказалась не у дел, и профсоюз забыл, что столько лет было отдано. И не кому-нибудь, а медицине, московской скорой помощи. Сейчас пришёл новый менеджер. Профсоюзные не могли его поддерживать, потому что он вёл политику, которую мы, рядовые доктора и фельдшеры, не понимали. Я хочу сказать, что забыты старые профсоюзные работники, забыты врачи с большим стажем работы, все забыты. Раньше от профсоюза мы поздравляли даже старых работников с днём медработника, с днём скорой помощи.

Д. НАДИНА: Спасибо! Я так понимаю, основная жалоба в том, что не поздравляют.

В. ПИНСКИЙ: Наверное. Конечно, многое зависит от руководителя, но также многое зависит и от людей, которые избирают этого руководителя. Я на такие вопросы обычно отвечаю, что вы же сами этого руководителя избирали. Если не нравится, то проявите жизненную позицию, активность и переизберите руководителя, если он ведёт себя неподобающим образом. Это, прежде всего, мы должны делать, потому что мы объединяемся и мы – сила. Если профсоюзной организации нет или люди не участвуют в её работе, то такое отношение возможно.

Д. НАДИНА: Вопрос, который я уже несколько раз сегодня встречала: какие прямые меры воздействия на нерадивых работодателей сейчас есть у профсоюза?

В. ПИНСКИЙ: Это и обращения, и протестные акции, митинги, которые в соответствии с нашим законодательством могут организовывать и проводить профсоюзы. Только такие меры.

Д. НАДИНА: Но их же нужно согласовывать. А как быть в моногородах, где руководство завода имеет прямое влияние и прямую связь с главой города, например? Там же не согласуют митинг.

В. ПИНСКИЙ: Если не согласуют, значит, не будем проводить. Мы же не можем идти против законодательства, потому что за это предусмотрена ответственность. Естественно, мы должны добиваться этого, согласовывать. Нужно быть юридически подкованными. У нас очень много опытных юристов в профсоюзах, потому что все эти процессы – важные, мы соблюдаем законодательство. Если мы этого делать не будем, то никаких мер воздействия не останется. Также это открытость, письма, публикации, средства массовой информации. Каких-то властных полномочий у профсоюзов, естественно, нет.

Источник: Русская служба новостей