Мы работаем, чтобы сделать жизнь лучше!

Новости

Лермонтовский ГОК получил часть обещанной губернатором субсидии из краевого бюджета для возобновления работы комбината.  В целом она составит 250 млн руб. На   ГОКе погасили всю задолженность по заработной плате, часть работников вывели из простоя. Предприятие приступило к работам по запуску основного производства.

На 500 тыс. руб. за неделю сократился долг по зарплате перед работниками Федерального государственного бюджетного научного учреждения "Приморская овощная станция Всероссийского НИИ овощного хозяйства".  24 человека ждут остаток суммы -  в общей сложности  это 560 тыс. руб. 

Подробно о ситуации на рынке труда смотрите в таблице.

Данные предоставлены членскими организациями ФППК. 

Задача номер один для профсоюзов Приморья – добиться подписания краевого соглашения о минимальной заработной плате.

Владимир Исаков
Председатель Федерации профсоюзов Приморского края

"Вести: Приморье. Интервью" с Владимиром Исаковым

Марина Семенова: "За прибылью - с профсоюзом!"

Лидер Приморской организации профсоюза работников торговли, общественного питания, кооперации и предпринимательства «Торговое Единство» Марина Семенова - самый молодой в Приморье председатель крайкома.

Поедут ли по краю школьные автобусы

Тему обеспечения Приморского края школьными автобусами обсудили вчера в Государственной Думе. Депутаты-единороссы внутрифракционной группы Виктора Пинского встретились с министром образования Ольгой Васильевой.

«Я думаю не надо объяснять, что значит школьный автобус для приморских детей с нашей протяженностью, качеством дорог и разбросанностью населенных пунктов», сказал на встрече с министром первый зам руководителя фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» в Госдуме, депутат от Приморья Виктор Пинский.

Для тысяч школьников края школьный автобус - это единственная возможность добраться до школы.

Особо остро автобусы нужны в Чугуевском, Хасанском, Пожарском, Кировский, Анучинском районах, Партизанском городском округе.

Новости

Михаил Антипенко: «Сегодня профсоюз решает те задачи, что описаны Марксом в «Капитале»


29 Ноя 2016 в 11:03

«У акционерных обществ, работающих в энергетике края, главная задача – получение прибыли  и сокращение издержек, в том числе за счет зарплаты работников, снижения выплат за вредные условия труда. Поэтому работы у нас сегодня много», - признается председатель  Приморской краевой организации Всероссийского «Электропрофсоюза» (ВЭП), член Центрального Комитета ВЭП и Совета Федерации профсоюзов Приморского края, заслуженный работник РАО ЭС России Михаил Антипенко.

24 года он возглавляет одну из самых крупных территориальных профорганизаций в составе ФППК. «Электропрофсоюз» объединяет 90% работников предприятий энергетики в крае. В послужном списке Антипенко отраслевые нагрудные знаки, медали, грамоты и дипломы. Третьим в стране из энергетиков он получил награду «За личный вклад в отраслевое продвижение».

О его работе на посту профсоюзного лидера энергетиков края говорят реальные дела. Чего стоило прекращение процедуры банкротства «Дальэнерго» в конце 1990-х, когда Михаил Федорович направил обращение президенту Ельцину. В 2012-2013 гг. он лично принял участие в пикете и митинге энергетиков со всей страны в Москве. Они позволили продлить отраслевое тарифное соглашение на прежних, выгодных работникам условиях.

В советское время ему предлагали перейти на партийную работу, а позже приглашали в Центральный комитет «Электропрофсоюза» в Москву, но он всегда оставался верен энергетике  Приморья. 

- Михаил Федорович, в следующем году будет 25 лет, как вы возглавляете краевую организацию «Электропрофсоюза», а в энергетике вы - полвека. Чем руководствовались, выбирая будущую профессию?

-  Откровенно говоря, выбор был сделан случайно. При поступлении в Дальневосточный политехнический институт узнал, что на механическом  факультете хорошие спортивные секции, а практику студенты проходят в Москве и Ленинграде, тем и загорелся. Правда, поступить было непросто: в 1966 году конкуренция среди абитуриентов была сильна как никогда, поскольку выпускались сразу и 10-е, и 11-е классы. Но при конкурсе 9 человек на место я все-таки попал на факультет. И ни разу не пожалел о том, что стал инженером-теплоэнергетиком. По окончании вуза мог остаться во Владивостоке, но выбрал работу на Сучанской (ныне Партизанской) ГРЭС. Начинал с простого зольщика, прошел дублирование на начальника смены, но срок работы стажером затянулся, я устал ждать повышения, ушел из цеха и вскоре уже работал старшим инженером-инспектором по эксплуатации станции.

IMG_1106.JPG

- В профсоюзе как оказались?

- Я всегда был парнем активным, членом партии, занимался общественной работой, и меня избрали председателем месткома управления Сучанской ГРЭС. Кстати, было и предложение перейти на сугубо партийную работу, но я остался верен энергетике.

А в 1976 году во Владивостоке открылось Производственное ремонтное предприятие (ПРП), и меня пригласили туда работать -  сначала в производственно-технический отдел, а затем доверили руководить технологическим бюро. И вдруг на очередной отчетно-выборной конференции с треском «прокатили» председателя завкома предприятия. По рекомендации Фрунзенского райкома партии на эту должность избрали меня, где я и отработал 10 лет. В 1990-м вернулся на административную работу - на должность заместителя директора ПРП «Дальэнерго». А спустя два года меня избрали председателем Приморской краевой организации Всероссийского «Электропрофсоюза», где я и тружусь уже 24 года. Это мой шестой «срок».

- Когда было сложнее работать – в 1980-е или сейчас?

- Сегодня сложнее. Но интереснее. Профсоюз изменился. В советские времена это была школа коммунизма, а КПСС – главным преподавателем. Профорганизации занимались соцсоревнованием, распределяли квартиры, путевки в санатории, детские сады… Сегодня профсоюз решает те самые задачи, которые описаны еще Марксом в «Капитале».

Противоречие между трудом и капиталом налицо. Есть работники, объединившиеся в профсоюз. И есть собственник, который хочет получить максимальную прибыль  после реализации произведенной рабочими руками продукции. Но те, кто на него работают, причем в тяжелых, часто вредных для здоровья условиях, также хотят достойного вознаграждения за свой труд. К компромиссу зачастую прийти сложно.

К тому же, те, с кем мы ведем переговоры, не являются собственниками и, по сути, такие же наемные работники, как и все наши члены профсоюза. И если владельца в назначенном им управленце что-то не устраивает, то он его легко снимает и назначает другого. А нам приходится  выстраивать взаимодействие сначала. 

Другой важный момент. При социализме было плановое хозяйство, и мы знали, что, допустим, на Приморской ГРЭС в соответствии с министерскими нормативами должно быть такое-то количество рабочих, инженеров, экономистов, бухгалтеров. Сегодня же штатное расписание находится в ведении руководителя акционерного общества. И он сам решает, нужны ли ему, предположим, инженеры по охране труда. Прибыли они не приносят, а значит, зачем держать четверых, - и двое справятся.  И так во всем.  Поэтому проблем с нарушениями трудовых прав у приморских энергетиков хватает, а значит, и работы у «Электропрофсоюза» края тоже.

В последние годы энергетикам региона  приходится непросто. Работодатели ссылаются на экономический кризис, не хотят индексировать зарплату, снижают, а то и убирают  премию, увеличивают отпуска без сохранения зарплаты. Три года назад нам удалось переломить ситуацию, проведя ряд акций протеста в масштабе страны, но проблем все равно хватает.

IMG_1046.jpg

- Ваш профсоюз по-прежнему один из крупнейших в крае, хотя и его коснулась тенденция сокращения членства.

-  Сегодня в наших рядах - около 9 тысяч человек, не считая пенсионеров. А были времена, когда нас было почти вдвое больше - 17 тысяч. Но хочу подчеркнуть, что мы теряем людей не потому, что они разочаровываются в профсоюзе, а потому что энергетика региона теряет целые предприятия. Раньше у нас было более 20 первичек, а сегодня 11. Исчезли трест «Дальэнергострой», в который входили 6 предприятий, «Дальэнергоспецремонт»,  строительные организаций при ТЭЦ, не смогли мы отстоять «Дальэенргосетьпроект», ликвидированный по команде сверху.

А в тех компаниях, что остались, идет реформа по сокращению численности работников. Когда тарифа не хватает, субсидии нет, а выживать надо – издержки ложатся на плечи персонала. И в лучшем случае, чтобы избежать сокращения штата, руководство предлагает работникам брать 1-2 дня в месяц отпуск без сохранения зарплаты. Это позволяет сократить фонд заработной платы хотя бы на 10%. 

- То есть, ситуация в энергетике края оптимизма не вызывает?

- Честно говоря, да. Поднимать тариф не позволяют доходы населения.  Оставлять его прежним – значит, надо дотировать энергетику, ведь затраты растут. Причем, зарплата энергетиков генерации составляет всего 9-10% от тарифа. Поэтому даже если сегодня они будут работать бесплатно, то 90 копеек с рубля потребителю все равно придется платить.   

Тендерная система выбора подрядчика себя не оправдала. Доходит до абсурда – компания-победитель часто не имеет нужной техники, достаточного количества персонала и берет работников «взаймы» у других. При этом профсоюза на таком предприятии, сами понимаете, нет, защищать права работников некому, никто им сверхурочные и премии платить не будет, хорошо, если хотя бы зарплату вовремя выплатят. Но люди соглашаются на эти условия, потому что нуждаются в работе.

Но самое главное, на рынке сегодня сплошь частные компании.  А у них совсем другие цели и приоритеты. Если главной задачей «Дальэнерго» было бесперебойное и надежное энергоснабжение промышленности и потребителей края, то любое акционерное общество  в первую очередь нацелено на получение прибыли. И это мгновенно отражается на работниках. Ведь как можно увеличить прибыль? Только сократив издержки, в т.ч. заработную плату.

Так, на некогда крупном предприятии «Дальэнергоремонт» в лучшие времена работали более 1300 человек (100% членов профсоюза), сегодня - менее 300, а само оно находится на последней стадии банкротства.

Еще один пример. Стоило «Энергоремонту» на Приморской ГРЭС перейти в частные руки, как людям, чтобы что-то заработать, приходится трудиться по 12 часов в день. По негласному распоряжению, которое строго соблюдается, чтобы получить прибавку к зарплате, нужно отработать не менее 200 часов в месяц. Это рабский труд. Приходим на предприятие, запрашиваем положения об оплате труда, о премировании, - в ответ тишина. Коллективного договора на предприятии нет. Есть локальные нормативные акты, но профсоюз их не подписывал.

Тем временем на предприятии трудится 300 человек, и более половины из них уже написали  заявления в профсоюз. Избранный профком обратился к работодателю с требованием заключить Коллективный договор. И с этого момента на профсоюз началось откровенное, неприкрытое  давление. Мы обратились в Пожарскую районную  прокуратуру с просьбой организовать на предприятии проверку соблюдения трудовых прав работников, и сегодня она проводится с участием наших инспекторов.

IMG_1064.JPG

-  Речь идет о Лучегорске, где недавно объявляли голодовку угольщики ЛУРа – другого подразделения «ДГК».   Сегодня это одна из болевых точек на карте рынка труда Приморья?

- Ситуация там действительно тревожная. В Лучегорске находится самая крупная электростанция  на Дальнем Востоке, которая одна несет большую нагрузку, чем электростанции края, вместе взятые. В последнее время, приезжая туда в командировки, обратил внимание на количество объявлений о продаже квартир. Люди уезжают сами, отправляют детей учиться во Владивосток, Хабаровск и мечтают, чтобы те там закрепились. На другом градообразующем предприятии – ЛУРе – ситуация не лучше, чем на ЛуТЭКе. Какое будущее у этого и  других поселков и моногородов края? Энергопредприятия края сегодня остро нуждаются  в финансовой поддержке государства.

- Ваше отношение к спецоценке условий труда в энергетике Приморья? 

- На наш взгляд, методика оценки вредных факторов по СОУТ далека от совершенства. Она не направлена на то, чтобы сделать труд более здоровым. Но зато способствует решению главной задачи собственника бизнеса – увеличению прибыли. Такие факторы, как шум, температура окружающей среды, освещенность, эмоциональная напряженности труда отныне не нормируются. В результате условия труда ухудшаются,  работникам предоставляется все меньше компенсаций, и предприятие экономит на выплатах. Защитить права работников становится все сложнее. Недавно мы проиграли суд первой инстанции по обращению работников Партизанской ГРЭС, но подали апелляцию и будем продолжать бороться.

Вместе с другими отраслевыми профсоюзами страны мы выступаем за внесение поправок в действующее законодательство о СОУТ. Ведь помимо экономической задачи перед профсоюзом стоит другая, не менее важная – охрана труда. А нарушений в этом плане хватает. Сколько было смертельных случаев, когда люди в прямом смысле сгорали на производстве!  А экологическая обстановка! Я хорошо помню, как пришел устраиваться после вуза на Сучанскую ГРЭС, в белой нейлоновой рубашке, которая осталась чистой после того, как мне устроили экскурсию по станции. И помню, как прошелся не так давно по Владивостокской ТЭЦ-2, до того как ее перевели на газ: не переобуйся я в сапоги – набрал бы полные ботинки золы.  Оборудование на предприятиях энергетики изношено, модернизации практически не происходит, люди теряют здоровье, а в выплатах за вредность им теперь отказывают на законных основаниях, ссылаясь на СОУТ.

IMG_1097.JPG

- Вы являетесь куратором «Электропрофсоюза» в ДФО.  Как выглядит Приморье в сравнении с другими дальневосточными территориями в плане нарушения трудовых прав энергетиков?

- Я бы сказал, что у нас дела обстоят совсем не плохо. В Приморском крае охват энергетиков профсоюзным членством выше, чем на других территориях, – около 90%, - а значит, профсоюз сильный, и работодатели с ним вынуждены считаться. Но это не повод расслабляться, мы продолжаем наращивать свои ряды, работаем с вновь создаваемыми предприятиями. Так, например, в скором времени к нам присоединится коллектив котельной «Снеговая» (ТЭЦ «Восточная»), а это около 100 человек.

Кроме того, стараемся активно привлекать в наши ряды молодежь. В крупных организациях созданы  и работают молодежные советы, присматриваемся к их лидерам и активистам, формируем профсоюзный резерв.

- Ваше  пожелание энергетикам края?

- Вступать в профессиональное объединение, если вы еще не с нами, и быть смелее. Часто люди жалуются на проблемы, но боятся озвучивать их работодателю, даже при нашей поддержке. Не надо бояться. Грозят массовым сокращением? Промолчите – всех действительно сократят. А если выступите единым фронтом – работодатель очень хорошо подумает.

У «Электропрофсоюза» большой авторитет. Это один из немногих профсоюзов России, представители которого дважды в год встречаются с главой профильного министерства.  И это взаимодействие очень эффективно. Руководитель Минэнерго Александр Новак лично помогал разрешать противоречия в период ведения переговоров по заключению отраслевого тарифного соглашения в электроэнергетике.

Не без гордости хочу заметить, что Отраслевое тарифное соглашение у энергетиков - одно из лучших в стране.  В нем, например, твердо оговорена тарифная ставка рабочих первого разряда – 7194 руб., благодаря чему средняя зарплата рабочих, занятых в энергетике края, – более 50 тыс. руб. Все это – результат работы «Электропрофсоюза».

И чем шире и сплоченнее наши ряды, в том числе в Приморье, тем громче и весомее наш голос, тем убедительнее наши аргументы, тем более защищены все, кто трудится сегодня на энергопредприятиях региона.