Мы работаем, чтобы сделать жизнь лучше!

Новости

Данные на 9 декабря 2019

Более 70 работников Владивостокской ТЭЦ-2 получили уведомления о сокращении с 1 февраля 2020 года. Предполагается сокращение 54-х работников и на 322-м авиаремонтном заводе в Воздвиженке. Сейчас здесь трудятся 530 человек, с середины октября предприятие работает в режиме двухдневной рабочей недели.

Два тяжелых несчастных случая и две смерти на рабочих местах зарегистрированы на минувшей неделе в Приморье. Так, на Владивостокской ТЭЦ-2 тяжелую травму позвоночника получил 61-летний слесарь. Множественные переломы грудной клетки - у 40-летнего матроса 2-го класса компании "Пасифик Марин Тролерз", которого придавило лифтовой клетью грузовой платформы. Кроме того, смерть 32-летнего матроса зафиксирована на рыболовецком предприятии "Интрарос". Без вести пропал в Охотском море 61-летний моторист уссурийской судоходной компании "Гудзон".

Представители профсоюзов Приморья участвуют в расследовании этих происшествий.

Данные предоставлены членскими организациями ФППК.

Подробно о ситуации на рынке труда Приморья смотрите в таблице.

 

 

Задача номер один для профсоюзов Приморья – борьба за повышение зарплаты и выполнение всех соглашений с социальными партнерами.

Владимир Исаков
Председатель Федерации профсоюзов Приморского края
Вести:Приморье. Интервью с Владимиром Исаковым
Наталья Лямина: «Сначала люди, потом производственные показатели»

Самое многочисленное профобъединение Приморья – на предприятиях железной дороги. Сегодня во Владивостокский филиал ДОРПРОФЖЕЛ на Дальневосточной железной дороге входят 70 первичных профорганизаций, в которых трудятся более 30 тысяч человек.

Виктор Пинский возглавил МКС «Единой России» по Дальнему Востоку
Приморский депутат Госдумы будет руководить предвыборной работой в одиннадцати регионах

Новости

Из пострадавших от мартовского землетрясения 2011 года районов Японии специально для ДВ-РОСС магистр Токийского университета Татьяна Марцинкевич


19 Авг 2011

 

Пять месяцев прошло с трагических событий 11 марта. Напомним, тогда на северо-востоке Японии случилось землетрясение магнитудой 8,9, следом ещё одно с магнитудой 7,1. Сильные толчки ощущались в японской столице Токио. Урон от этого стихийного бедствия и вызванного им цунами высотой более десяти метров правительство страны оценивает в 16,9 триллиона иен, это около 210 миллиардов долларов. А число жертв, по последним данным, приближается к 15,5 тысячи человек. Недавно в районах, пострадавших в марте, побывала магистр Токийского университета Татьяна Марцинкевич, своими впечатлениями она поделилась с ДВ-РОСС.

- Несмотря на то, что прошло так много времени со дня землетрясения Тохоку и разрушительного цунами, работы по разгребанию завалов всё ещё идут. Разные организации устраивают волонтёрские поездки в эти районы, чтобы помочь жителям справиться с последствиями мартовских событий. При этом организаторы также преследуют цель рассказать и показать другим людям, насколько ситуация тяжёлая, чтобы вернувшись к себе, они рассказали об этом другим. Потому что, как сказал один из наших лидеров, самое худшее, это когда о тебе забывают. А забывать о районах Тохоку, судя по тому, что я увидела, пока что рановато.

Ездила я с организацией Nikkei Youth, которая работает с волонтёрами-студентами. Поездка была четырехдневной: два дня в пути, два дня работы. С собой надо было брать спальный мешок, сухой паёк на 4 дня (хотя в пути мы останавливались на сервисных остановках нормально поесть) и обмундирование, чтобы работать: сапоги, перчатки, маску на лицо, дождевик.

Наша команда состояла из 20 студентов, из которых только одна была японка.

В первый день 8 часов мы провели в автобусе, выделеном специально для этой поездки, направляясь далеко на север в префектуру Мияги – в маленький городок Кэсэннума.
Прибыли на место часов в 10 вечера. Вокруг было уже совсем темно. Остановились на втором этаже какого-то недостроенного дома. С фонариками раскидали вещи, расстелились и все вместе легли спать в одной комнате.

Проснувшись в 7 утра, вышла на улицу посмотреть вокруг. Как оказалось, дом, где мы остановились, был не недостроенный, а полуразрушенный. Хозяин дома сказал, что его накрыло волной до второго этажа. Я себе с трудом могла это представить, потому что (как выяснилось потом) до моря был далеко, а дом, кроме того, на холме стоит. Тем не менее вокруг дома было месиво из самых разных вещей, рядом полуразрушенные мойка машин, заправка и пара магазинов.

В первый день работы нам надо было очистить канал от земли и ила, которые остались после цунами. Работали вместе с местными жителями и волонтёрами из другого района Японии. Сказать, что было тяжёло – не сказать ничего. После первого дня с трудом разгиналась и вообще не чувствовала поясницу.

Местные жители нас немного стеснялись, но смотрели с интересом и пытались задавать какие-то вопросы. Не привыкли они видеть иностранцев. Они были так добры, что даже накормили всех нас вкусным обедом, хотя мы этого от них и не ждали.

Вообще, место, где мы работали в первый день, впечатлило меня не так сильно. Потому что, когда мы приехали, то просто увидели много пустого пространства с грудами мусора в некоторых местах. Ну, мусор и мусор, подумала я. А потом местная жительница обратила наше внимание на фундаменты домов тут и там. Проблема восприятия в том, что ты видишь только то, что осталось «после». И не знаешь, как было «до». Поэтому тяжело понять всю глобальность разрушения.

На второй день нас отвезли на другую сторону берега в место, которое выглядело более удручающе. Все дома разрушенные либо поврежденные.

Весь день шёл дождь. Нашей задачей было расчистить развалины одного дома: рассортировать всё на «горящее», «не горящее»: дерево, черепица и так далее. Все это отвозилось и сваливалось в специальных местах, откуда позже заберут компании по переработке мусора.
В развалинах находили много вещей, которые жалко было выкидывать. Было много очень красивой старой посуды, кимоно и подобных вещей. Но выкидывать надо было всё. Во-первых, потому что не известно кому принадлежит какая-то вещь – тому, кто еще жив, или погиб. Во-вторых, если ты что-то нашёл в этой куче, это не значит, что оно принадлежит этому месту – волна могла откуда угодно принести.
После прошествия нескольких месяцев и обильных дождей, развалины превратились в месиво из вещей. В тех местах, где, судя по всему, были кухни, стоял неприятный запах, поэтому работать там руками (хоть и в перчатках) было не очень приятно.

Когда мы работали, я всё боялась, что наткнусь на мёртвого человека. А как оказалось, перед тем, как разрешать разгребать завалы, их проверяют на наличие тел, а потом ставят специальную табличку с надписью, которая означает, что можно приступать к работе по очистке.

После двух дней работы перед отбытием домой нас повозили немного вокруг и показали общее состояние местности. Показали и временное жилье, которое выдаётся людям по лотерее на максимум два года. Что делать тем, кто не получил жильё? Хороший вопрос. Вообще, конечно же, есть какие-то компенсации от государства, но то, что выплатят, никогда не покроет цены за новый дом. Помимо того что компенсации маленькие, их цена зависит от кондиции дома после цунами. Так вот если дом всё ещё стоит – пусть и весь перекошенный, и совсем непригодный для жизни и подлежащий сносу – платят за это гроши. А вот если-таки упал, то заплатят немного больше.

Кстати говоря, о жертвах. Честно говоря, я сильно удивилась, когда узнала, что люди получили предупреждение о цунами за полчаса до него. То есть, времени у них уйти на высоты было достаточно. Только вот проблема в том, что никто не думал, что цунами будет такое большое, поэтому люди (особенно старики) просто проигнорировали его и остались дома. Так и погибли. Погибли и их дети, которые приехали на машине забрать родителей и увезти. Погибли, и люди, которые собрались в убежище после землетрясения, потому что оно было недостаточно далеко от берега.
Волонтерские работы в Тохоку будут продолжаться ещё долгое время, но они будут включать в себя не только расчистку завалов, но и работу другого рода – работу, связанную с восстановлением региона.

Наша справка: По данным Института географии Японии, цунами накрыло территорию общей площадью 561 квадратный километр, что соответствует 90% площади 23 специальных районов, составляющих ядро Токио. Больше половины затопленной водой территории - 327 квадратных километров - пришлось на префектуру Мияги. В результате удара стихии было разрушено более 151 тысячи строений.

Повторные землетрясения магнитудой более 5,0, по данным сейсмологов, могут продолжаться в районе острова Хонсю ещё как минимум несколько месяцев.

Разрушительные землетрясения в Японии – не редкость, в январе 1995 года на западе острова Хонсю в районе портового города Кобэ произошло землетрясение магнитудой 7,3, тогда погибли 6 тысяч 434 человека, крова лишились более 300 тысяч.



Источник: ДВ-РОСС