Мы работаем, чтобы сделать жизнь лучше!

О Федерации

Данные на 26 февраля 2024

В Федерацию профсоюзов Приморского края на минувшей неделе поступили сведения о трех смертях на рабочих местах.   

42-летний сторож МБОУ СОШ №2 был обнаружен без признаков жизни.

62-летний машинист–кочегар котельной Жилищно-коммунальной службы №4 Филиала ФГБУ «ЦЖКУ» пожаловался на недомогание, ему предложили прилечь, а позже обнаружили без признаков жизни. Сотрудники "скорой" констатировали биологическую смерть.

42-летний вальщик леса компании «Восточный» во время запила дерева получил травмы, несовместимые с жизнью.

Представители профсоюзов Приморья участвуют в расследовании этих происшествий. 
Данные предоставлены членскими организациями ФППК.
Подробно о ситуации на рынке труда Приморья смотрите в таблице.
Валерий Онисенков: «Все всегда начинается с «тройки смелых»

Существует расхожий стереотип о том, что профсоюзы, действующие на приморских предприятиях, либо появились там в момент создания самих производств, еще в советские времена, либо, если это федеральные компании, то организованы по спущенной «кальке» сверху. И тот факт, что организовать с нуля первичную профорганизацию можно – и совсем несложно – в организациях любой формы собственности (причем, мнение работодателя на этот счет ничего не решает – на вашей стороне закон), часто многих удивляет.

Виктор Пинский принял участие в заседании 65-й сессии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России
Москва, 18 декабря – Парламентское собрание Союза Беларуси и России планирует интенсифицировать работу в сфере энергетики, транспорта, экономике, промышленности и торговли.

О Федерации

Правоохранителей заставят думать быстрее


25 Июн 2015

Кабинеты следователей очистят от различных предметов и документов, изъятых в качестве предполагаемых вещественных доказательств, но долго в таком статусе не оформляемых. Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) сейчас никаких ограничений по времени на размышление правоохранителям не устанавливает. Депутаты Госдумы предложили определить для этого не более 10 дней, а если нужна экспертиза, то месяц. Продление срока до трех месяцев разрешается по сложной процедуре, а до полугода и не более – лишь по разрешению суда.

Согласно статье 6.1 УПК уголовное производство осуществляется в разумный срок, так что «изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации и документы, подлежат возврату в разумный срок лицам, у которых были изъяты», – указывают в пояснительной записке первый зампред комитета Госдумы по законодательству Виктор Пинский и член комитета ГД по безопасности Илья Костунов. Однако все это только в теории, а на практике, жалуются единороссы, «согласно действующему законодательству, «разумный» срок между изъятием предмета и постановлением следователя о признании этого предмета вещдоком или непризнании его таковым может составлять долгие месяцы, а иногда и годы». Все дело в том, что в УПК критерии «разумности» никак не оговорены.

«Предметы могут быть изъяты у владельца и очень долгое время, образно говоря, лежать в кабинете следователя, не имея процессуального статуса. Стоит отметить, что досудебное производство само по себе является серьезным психологическим испытанием, а изъятые на неопределенный срок предметы могут, например, затормозить работу целого предприятия, которое, в свою очередь, понесет значительные убытки вплоть до банкротства. Предметы изымаются не только у подозреваемых, но и у физических и юридических лиц, связанных с подозреваемыми договорными или иными отношениями», – заступились думцы за всех случайно оказавшихся на пути расследования.

При этом подчеркивается: жаловаться что самим следователям, что в суды бесполезно. Все претензии отвергаются на основании процессуальной необходимости. Особенно же негативные последствия, полагают депутаты, влечет за собой бессрочное изъятие документов и электронных носителей. Поэтому они выдвигают жесткий для правоохранителей вариант: общий срок оформления вещдоков – 10 дней, если же нужна экспертиза, то не более 30. В случае каких-то сложных расследований время увеличивается до трех месяцев, но на это следователю или дознавателю надо получить согласие начальника либо прокурора. Максимальный же и больше ни на день не продляемый срок перевода изъятых предметов в вещдоки – полгода. Правда, только по специальному решению суда.

Стоит заметить: депутаты Костунов и Пинский в пояснительной записке не позволили себе ни единого намека на то, что задумчивость правоохранительных органов по поводу вещдоков нередко связана с попытками получить из этих проволочек коррупционный доход. 

Источник: Независимая газета